Рассказы энтомологов.

Озинки-Меловое. 2009г.

Автор: Крюков Игорь (Саратов, Пензенское отделение РЭО)

... Энтомологические исследования родного Саратовского края являются отрывочными и далеко не полными. Особенно это касается отряда жуков. Список видов был составлен Н.Л. Сахаровым более ста лет назад, в 1903 году. С тех пор полного списка видов жесткокрылых Саратовской области в печатном виде никто не составлял, а исследования проводились отрывочно, специалистами по отдельным семействам жуков. Одним из факторов плохой изученности жуков Саратовской области, является большая территория и разнообразие природных зон. В начале немного «сухих» фраз и цифр.
Саратовская область расположена на юго востоке европейской части России, в северной части Нижнего Поволжья. Площадь области более 100,2 тыс. кв. км. (это Бельгия, Швейцария и Албания вместе взятые). С запада на восток, область протянулась на 575 км. С севера на юг область пересекает река Волга. Западная часть составляет более 46 тыс кв. км., а восточная (заволжье) 54 тыс. кв. км.
Таким образом можно сказать, что большая часть области находится в степных районах заволжья. Меня, как энтомолога - изучающих жуков своего края, постоянно грызла мысль, что мои сборы без представителей заволжской фауны являются «однобокими» и не полными. Ехать в пустынные районы в одиночку не хотелось и был брошен клич, через «Группу любителей жуков поволжского региона» на сайте «Вконтакте.ру». Алексей Сажнев был первым, кто хотел примкнуть к поездке. Желание «половить за Волгой» изъявило ряд энтомологов, главным образом поволжского региона. Основным лимитирующим фактором был автотранспорт. Я максимум мог взять троих, поскольку задние сиденья необходимо частично разложить, чтобы уместить весь энтомологический скарб.
По моему мнению, главный недостаток Шнивы — маленький багажник, а ведь увезти надо так много. Чую, что придется пересаживаться со временем на пятиместный полноприводной пикап с кунгом, приспособленный для бездорожья. Наиболее доступный и дешевый вариант Great Wall Deer 3. Но это в будущим.
В конечном итоге список участников был определён:

  1. Алексей Сажнев (Саратов)
  2. Николай Роднев (Саратов) (в дальнейшем поехать не смог)
  3. Игорь Крюков (Саратов)
Нам очень повезло, что к нам решила примкнуть на пять дней экспедиция, направляющаяся в пустынный район Досанга, состоящая из:
  1. Денис Потанин (Нижний Новгород)
  2. Яков Коваленко (Белгород)
  3. Алексей Ковалёв (Ульяновск)
  4. Алексей Цилин (Питер)


Фото 1. Участники экспедиции слева направо: Яков Коваленко, Игорь Крюков, Алексей Ковалёв и Алексей Сажнев.

Гости — люди все известные и сУрьезные. На самом главном нашем «жучином» форуме, на «Молдбиоле», Денис Потанин скрывается под ником Bed Den, Яша Коваленко — Necrocephalus, Алексей Ковалев — Fornax13.
Все жучатники и фанаты своего дела. Для меня такое сборище энтомологов - жуковедов было непривычно, а тем более я выступал в качестве если не хозяина, то проводника по Саратовской земле. Эта ответственность меня порядром нервировала. О встрече договорились через наше общество «колеоптерологов и любителей жуков поволжского региона» на сайте «Вконтакте ру». Денис выезжает из Нижнего с Алексеем Цилиным на борту. По пути забирали из Ульяновска Алексея Ковалёва и держали путь на Саратов. Мне же было необходимо встретить Яшу Коваленко, забрать Лешу Сажнева и ждать прибытия остальных участников нашей энтомологической экспедиции, больше смахивающей на энто-авантюру. Куда везти гвардию энтомологов окончательно так и не решено. Тревожил меня и авто Дениса. Роскошный Митсубиси Галант явно не предназначался японцами для штурма русского бездорожья.
Погода тоже преподносила неприятные сюрпризы. 23 апреля выпал снег и температура упала до -3 -4с. Днем хотя прогрело до +10с, но ветер ледяной. Впрочем знакомые охотники на днях посещавшие заволжьские озера на предмет «пролетного гуся», меня успокаивали.
- Да там около +20, тюльпаны в степи зацвели! Только грязи правда, поуши, на «нивах» и «уазах» застряли, за трактором бегали в село, но к маю наверняка просохнет!
Кроме погоды, «напрягала» неизвестность по поводу разрешений нахождения в погранзоне. Попасть туда было необходимо. Во первых граница проходила в районе так называемых Синих Гор (р-он Модино). Это гряда холмов высотой до 350 м. Там наверняка интереснейшая энтомофауна, в силу наличия склонов с разной экспозицией, нетронутой степью и малой хозяйственной деятельностью человека. Распашке склоны не подвергались из-за границы и неудобного рельефа. Потому попасть в погранзону было первоочередной задачей, а отсутствие заветных разрешений, в будущим сулило незабываемые встречи и общение с «зелеными фуражками».
Подогревало интерес к этой поездке и то, что там ещё, из жучистов, никто толком не ловил, по крайней мере нам такие «счасливцы» были неизвестны. А ведь как приятно быть первопроходцем и найти, что нибудь новое, возможно не только для области, но и для России, а там как знать может найдем и не только для страны, но и .... От возможностей захватывало дух. Короче, воображение нарисовало картину, похожую на ту, что нарисовал Остап Бендер перед бедными «васюкинцами» по поводу проведения межгалактического шахматного турнира в родной «деревне».
27 апреля температура в Саратове резко поднялась до +20 и весна семимильными шагами бросилась наверстывать свое опоздание. Прогуливаясь на работе по газонам, отметил бурное пробуждение в жучином царстве. Толпы долгоносиков, из листового опада спешили вверх по стволам тополей. По дорогам высыпали песчаные чернотелки. Иногда попадались усачи-доркадионы. Наиболее редкий и интересный вид Dorcadion equestre набрал для приезжающих коллег. В массе он встречается только у меня на работе. На площадке в 20 кв.м. попалось более 50 шт, ещё сонных жуков. Свой, такой короткий путь им пришлось закончить в морозильной камере, чтоб в итоге попасть на матрасики гостей-энтомологов, в качестве первых жуков Саратовской губернии.
В гараже гора амуниции и оборудования, без которых не обойтись, возвышалась более чем на метр. Одной воды надо было взять более 30 литров, на первое время. Бегать по кустам с диорией не хотелось, да и кустов то там нет. В последний день наконец то завел и испытал генератор, что был куплен пол года назад и до этого момента простоял в упаковке. Неприятным сюрпризом стал не подающий признаки жизни, мой переносной аккумуляторный фонарь, что так выручал нас в прошлом году в пензенских «джунглях». При вскрытие оного, были обнаружены оплавленные радиодетальки, из чего пришлось делать вывод, что «зарядка аккумулятора не поможет». На ремонт светотехники времени уже не оставалось.
30 апреля, ночью, точнее 1-го в 3 часа утра прибывает на автобусе Яша Коваленко из Белгорода. Дремлю в машине у автовокзала. От Яши смс: рейс задерживается на 20 минут. Дремота нарушалась только проходящими слишком близко от авто бомжами, да подростками, галдящими у ближайшего «чипка».
Вскоре рейс «Белгород — Саратов» прибыл и стараюсь узнать среди высыпавших пассажиров Яшу, но он меня узнал первым. Молодой парень, с открытым жизнерадостным лицом, протянул руку и представился:
- Яша Коваленко из Белгорода - представился он. - А Вы наверное Игорь? Очень рад с Вами познакомиться!
Яша мне сразу понравился своей открытостью. Забираем багаж и едем ко мне домой. До встречи с остальными участниками оставалось несколько часов и хочу чтобы первый мой гость хоть немного отдохнул с дороги. Город и дороги пустынны. За пол часа добираемся до моего жилья за город. Семью предварительно отправил в город к родителям. На время экспедиции, моя квартира была превращена в штаб-квартиру и перевалочный пункт. По прибытии на нее, Яков сразу погрузился в изучении моей коллекции. Пока на кухне ставил чайник и готовил бутерброды, из комнаты периодически раздавались восхищенные возгласы. Интересно, что ему там понравилось? Бронзовки или карабусы? Подойдя к нему, с удивлением увидел, что Яша склонился над матрасиком со всякой невзрачной мелочью, и тыча пинцетом в одно из жучка, который по моему ничем особым не выделялся, радостно выдал:
- Это холевин какой то! Классный жук! А где поймал? А я смогу таких найти?
Я с еще большим уважением посмотрел но него. Ну что тут скажешь — настоящий спец! Поскольку Яша занимается главным образом всякой мелочью, помощь его была весьма кстати. На матрасах и в коллекции накопилось немало неопределенной мелочи и большую часть материала он определил если не до вида, то до рода. На это ушли оставшиеся часы до встречи с Денисом и его спутниками.
Около семи утра позвонил Денис и сообщил, что они на «подходе» к саратовской объездной трассе. Спешно с Яшей грузимся и выезжаем на место встречи, коим являлся поворот с вывеской «Авторынок». Вывеска не соответствовала своему названию. В свое время сюда хотели перенести автобазар, но новое место не прижилось среди продавцов автотехники, и этот пустынный поворот пришелся нам как раз кстати.
Вскоре появился митсубиси Дениса. Знакомлюсь с Алексеем Цилиным, Алексеем Ковалевым и Денисом. Двигаем в сторону города. У въезда, заправляем экспедиционные автомобили бензином на рекомендованной мной заправке, и спешу за Алексеем Сажневым. Он тут рядышком, на автобусной остановке, стоит только пересечь въездной пост ДПС. Зная «любовь» наших инспекторов к иногородним номерам, оставляю гостей на АЗС. А то еще скучающие «гаишники» захотят багаж досмотреть, а это черевато задержкой на непредвиденный срок, исходя из обилия груза в машине Дениса. Через 10 минут Лёша Сажнев присоединяется к нам. Высказываю свои опасения по поводу разных точек лова и предлагаю гостям свои доводы «за» и «против». Все дружно уверяют меня, что поедут куда скажу, и если даже НИЧЕГО не поймают, то бить меня не будут.

Уточняем с маршрут и вперед!
Пересекаем Волгу по мосту у села Пристанное. Волга — величайшая русская река, самая большая река Европы. Путь по мосту занимает около 10 минут и углубляемся в ЗАВОЛЖЬЕ! Как долго я сюда стремился! Весна явно запаздывает. За окном раскинулись бескрайние голые поля, серые посадки и не менее серые клочки степей с прошлогодней травой. Все это «хозяйство» навевает невеселые думки. Рано и сухо! Рано едем! Но может в Озинках теплее. Как никак 400 верст в сторону Азии.
Первая остановка на дозаправку у Ершова. Выйдя из машины, на заправке, Денис первым делом, не обращая на удивленные взгляды других водителей, наклоняется к раздавленному жуку. Консилиум энтомологов решает, что это какой то банальный хрущ. Помимо бензола, Денис прикупил и мешок углей для вечернего шашлыка, справедливо пологая, что дрова в Озинках не водятся. Алексей Ковалев, пользуясь минутами простоя, отправился за границу АЗС к ближайшему лужку, в поисках жуков. Вот уж маньяки!- подумалось мне. И в то же время отметил: - Не зря тащу их с собой. Эти хоть «черта лысого» найдут!
Продолжаем свой путь. С Денисом договорились, что если увидим на обочине какое нибудь сбитое животное, то неприменно остановимся и возьмем в качестве приманки для некрофагов, но попалась лишь сбитая лиса, а подхватить вирус бешенства как то не прельщало, поэтому останавливаться не стал. Проезжаем мимо казахской семейки, что пили чай на крутом косогоре обочины. Мысленно озаглавил эту картину: «и пусть весь мир подождет!» Их «Шнива» дожидалась окончания священного ритуала на дороге.
Близится конец пути. Около поворота на Модино тормозим. По сотовому я связываюсь с начальником погранотряда, чей телефон мне дал мой друг, с которым они были связаны ещё по Чечне. Пока набираю номер, наблюдаю, как по асфальту бегают Cicindela campesris. Из разговора я понял, что без регистрации и разрешений в комендатуре Озинского погранотряда — никак. Сообщаю эти неутишительные новости Денису, он ободряет:
- Ничего страшного Игорь. Попробуем получить эти чертовы разрешения в Озинках, а если нет — то будем ловить, где можно.
Вдали на юго-востоке вздымалась мощная гряда больших холмов. И главное, он были на самом деле СИНИЕ! Воздух наверно создавал этот интересный эффект. Надо обязательно туда попасть. Нигде в другом месте ловить уже не хотелось.
В Озинках при помощи местных, находим комендатуру, представляющую собой богатое трехэтажное здание из красного облицовочного кирпича и огороженного чугунным забором. Мы с Денисам пошли «утрясать» проблему. Звоним в калитку. Через несколько минут к нам вышел дежурный офицер. Его наверно позабавила наша просьба, обосновать лагерь именно на вершине какой нибудь горки.
- Да мы природу изучаем, нам очень нужна местность с нетронутой степью! - клянчили мы.
- А причем тут горы? Поймите, на них погранвышки стоят!
- Так ведь только по склонам и осталась степь! Все же распахано кругом! - гнули мы своё.
- Ждите! - коротко рубанул офицер и отправился в комендатуру.
Через 10 минут вышел сержант и вынес нам пачку пустых бланков двух видов, на «нахождении в погранзоне» и что то типа на «ведении деятельности в зоне».
- Разрешают ведь!
- Точно, дадут разрешения! - радостно загалдели мы между собой.
Заполняли мы бумаги минут двадцать. В графе «цель нахождения», указали «краеведческие изыскания», «время деятельности» - «круглосуточно», т. к на свет ловить собирались обязательно. Мне с Денисом пришлось еще отдельно на автомашины бумаги заполнять. Вызываем сержанта и он забрав наши «писульки», удаляется. В это время на капот «Галанта» приземляется крупный водный клоп - ранатра. Ребята его фотографируют и с восклицаниями:
- А дичь то здесь есть! - отпускают его.
Вскоре к нам выходит другой офицер и просит у нас карту.
- Поедите по этой дороге на северо — восток. - ткнул он пальцев в направлении Синегорска — встанете лагерем вот на этом холме. Там еще трактор стоит и с этого холма никуда! Степи там вам хватит. Через дорогу на соседние горы не ходить. Там вышки в распадках. За разрешениями подъедите завтра к обеду.
- Скажите, а нам бы еще в район Синих гор попасть, а они ведь южнее, у Модино.
- Потом посмотрим.
«На ваше поведение»-мысленно я закончил за него и понял, что и туда попасть вполне реально.
- Спасибо Вам большое. - рассыпались в благодарностях мы.
Глаза офицера подобрели.
- Так бы и сказали, что водку пить на природу приехали. - пошутил он, давая понять, что ничего человеческое ему не чуждо.
Мы оживились.
- Да вы приезжайте вечером. У нас и помидоры и огурцы есть, и то к чему они предназначены!
- Посмотрим — бросил он, и почему то посмотрел на небо. Наверно он уже тогда знал, какая веселая ночка нам предстояла!


Фото 2. Заполнение "бумаг" в Озинках.

Должен пояснить, что Синегорск — это поселок, там тоже есть неплохие вершины, а Синие Горы расположены южнее в районе Модино, и туда то мы и хотели попасть.
Выезжаем из Озинок в район Синегорска. Равнина резко сменилась холмами, между которыми петляло шоссе в сторону Казахстана. Через десяток километров замечаем большой холм с трактором на вершине. Осталось понять, как туда попасть. «Нива» доедет, а «Галант» жалко. Немного по петляли и вышли на грунтовку, что вела к вершине. Через десять минут, выйдя из машин на вершине, мы любовались открывшейся грандиозной панорамой. На запад простиралась зеленая степь с солончаком у подножья холма и редкими пасущимися коровами. На востоке внизу шоссе вело на границу, а за ним простиралась цепь холмов с лесистыми склонами, где «прятались» пограничники. На юго-западе просматривался поселок Непряхин. На постаменте стоит гусеничный красный трактор. Памятник целинникам. На памятнике сидит пастух, зорко следя за буренками, что паслись у подножья холма. Ни один мускул не дрогнул на его лице, при встрече с нами. Он был похож на гордого индейца, попавшего в плен. Для него, мы представляли собой наверное дикое зрелище.
Здоровые мужики и парни, только, что вскарабкавшись сюда на автомобилях, бегают с сачками, кричат и голосят, что то на непонятном языке, да еще все фотографируют кругом. Короче - «выезд дурдома на природу».
Компанию ему составляла мелкая, но злобная псинка — Чубака. Свято помня поговорку: «Бойся корову спереди, лошадь сзади, а дурака со всех сторон», собачка вздыбив на загривке шерсть, рычала и скалила зубы никого к себе не подпуская. Леня Ковалев ее любовно нарек Чупакабра. И трактор, и пастух и песик были запечатлены для истории приезжими папарациями.
- А травка то низковата — кто то заметил.
- Да, дождей здесь тоже не было.
- Все! Ставим лагерь и будем есть и пить, либо наоборот: пить и есть?


Фото 3. Полатки в степи.

Палатки поставили быстро. Моя польская «старушка» сиротливо выглядела на фоне современного туристического жилья. Под скудным дерном, скрывались залежи щебня. Пришлось изрядно помаяться, забивая колышки растяжек. «Молодежь», к коей были отнесены Яша, и два Леши (Ковалев и Сажнев), после установки палаток, отправились на разведку местности. «Старикам» (Денис, Алексей Цилин и я), было поручено установить экран для ночного лова, приготовить ужин и вообще привести лагерь в надлежащий вид. Ведь нам предстояло здесь прожить пять дней и по мере возможности поглубже исследовать видовой состав жуков и других насекомых. Ничего не предвещало беды. Погода отличная, тепло, даже жарко, правда ветерок дул порывистый и какая то желтоватая мгла еле виднелась на востоке, но к вечеру наверняка все угомониться. «Добро» от погранцов получено, кругом зеленая степь, жуки нас ждут, компания и настроение отличные! Денис ставит экран, я занимаюсь кухней, Цилин нам помогает. Вскоре все готово, и экран, и ужин всухомятку. Горячее поставим чуть позже. Чтобы окончательно сломить барьеры стеснения, что нас разделяют, достаю батин самогон.

Отступление. Этот самогон лучше ЛЮБОЙ водки. Примерный рецепт таков: Во время перегонки, первые пятьдесят грамм не берут, т.к. идет технический спирт. Гонят до тех пор, пока не пойдет сивуха (капли оставляют сильные «разводы»). В получившийся продукт добавляют воды из какого нибудь природного источника (ключа) в пропорции 50/50, и гонят еще раз как и в первом случае. Затем получившийся продукт разливают по трехлитровым банкам и в каждую добавляют по стакану НАСТОЯЩЕГО КОРОВЬЕГО молока. Через неделю — две, отстоявшийся полуфабрикат очищают марганцовкой, затем добавляют жженый сахар и настаивают на какой либо траве ( для меня отец готовит на черноплодной рябине, для снижения кровяного давления). Окончательно продукт разбавляют правильной водой до 40-45 градусов.

После того как мы разыграли бутылку, Денис не дал особо скучать и достал коньяк. После было пиво (много). Погода между тем начала не то, что портиться, а вообще «слетела с тормозов». Поднялся шквалистый ветер, и не «горяченького» тебе приготовить, ни чайка попить. Огонь горелки гасило, не смотря на защиту, что мы стоически воздвигли вокруг примуса. Небо приобрело зловещий сине — желтый цвет. Ветер принес помимо песка еще и ледяной холод. Палатки готовы были улететь как птицы. Экран унесло как и чехлы от палаток. Оценив картину разрушения, приняли решение спать в машинах. Ужинать пришлось консервами с хлебом. Алексей Цилин совершил героический поступок, выйдя из машины на ураган и произведя несколько снимков для истории. Ночью несколько раз просыпался, чтобы завести машину и прогреть салон. Тепло держалось плохо. Ветер выхолаживал салон за 10-15 минут. При очередном прогреве, обратил внимание на датчик внешней температуры. Он показывал +2с. Однако!
Как хорошо, что «приняли на грудь», на трезвую голову пережить эту ночь было бы труднее.


Фото 4. Суховей.

2 мая, суббота

С утра можно было на базе нашего лагеря снять очередной блок рекламы кофе «Несткафе»- из серии: «Еще одно утро в Арктике». Холод дикий! От палаток остались «рожки да ножки». Часть амуниции не хватало и пришлось на «Ниве» спуститься к подножью холма на ее поиски. Ветер стал потише, но сдаваться по всей видимости не собирался. Вся надежда на солнце и его живительное тепло. Пьем горячий чай, пакуем вещи. Под палаткой, Алексей Ковалев обнаруживает парочку озябших ужей. Собираемся спуститься с холма, и обследовать степные участки в поисках насекомых, где потише. Обследуем вчерашний солончак. Ветром за ночь его высушило и выморозило вчистую. Ничего! Вообще! Молодежь принялась потрошить норы сусликов и сурков, и раздались первые радостные вопли. Ковалев с Коваленко радостно что то обсуждали и показывали нам, какую то мелочь. Все просеянные из грунта, и продуктов жизнедеятельности хозяев нор, и сухом навозе. Жучки, были бережно переправлены в морилки. Среди этой мелочи, я узнал представителей семейств долгоносиков, стафилинов, пластинчатоусых, карапузиков и разве,что щелкунов. Остальные трофеи для меня, к стыду, были на одно «лицо».


Фото 5. Алексей Ковалёв потрошит норы сусликов.

Ребята пояснили невеже, что это все редкости и большая часть из них найдена наверняка впервые для области.
Это не окончательный список того зверья, что парни нарыли:
Материал определен и находиться в личных коллекциях Алексея Кавалева (Ульяновск), А.Сажнева (Саратов) и Яши Коваленко (Белгород).

Так, эти нашли свое счастье.- глядя на торчащие зады у ближайшей норы, подумалось мне.
Денис откровенно скучал. Он явно нацелен на дичь покрупнее, а ее в такую погоду взять не легко. Тщетно обследовали солончак и под комьями земли пусто. Порывшись в памяти, вспомнил как я ловил жуков в степях правобережья. Неплохо было бы найти овражек какой нибудь, но овражков нет. Направляюсь к большой куче камней и зову Дениса с собой.
- Давай камни поворочаем. Под ними точно будет что нибудь. Циминдисов я собирал как раз только под кучами камней, да и другие карабидки могут быть.
Под камнями мы нашли жуков: Dorcadion equestre, D. elegans, Blaps sp., многочисленные карабиды, и т.д.
Ворочая булыжники отмечаю, что камни очень красивые. Мой батя занимается на даче ландшафтным дизайном. Камнем он выложил дорожки, бордюры, небольшой прудик с фонтанчиком и альпийскую горку. Сколько перевозили мы на наших легковушках различных булыжников, плоских каменных плит, красного финского гранита с поймы реки Хопер, принесенного туда еще ледником! Не счесть и не подсчитать.
- Эх, взять бы эти камешки, да и так под завязку загружены! - сокрушаюсь я.
- Нет, лучше этот возьми! - и Денис протягивает мне плоский камень в форме пирамидки, увенчанный на вершине замечательной, окаменевшей древней ракушкой!!!
- Этот - ВОЗЬМУ! Запаску выкину, а возьму!
Булыжник засунули в салон, под ноги Лехе Сажневу.
В коровьем навозе обнаружили пластинчатоусых и разную мелочевку. Солнце припекало сильнее, но свитера и куртки снимать было еще рано. На распаханной меже (от пожаров что ли опахивали?) хорошо были заметны крупные чернотелки Pimelia (Eurypimelia) subglobosa Pallas, 1781. Зверюги не проявляли особой активности и мирно грелись на солнышке.
Наконец появляются проголодавшиеся и возбужденные потрошители нор. Их речь состояла из смеси латыни, мата и возгласов восхищения от проведенных сборов. Устраиваем то ли поздний завтрак, то ли ранний обед. На повестке дня стоял вопрос терзавший еще Чернышевского: «Что делать?». Были заслушаны мнения всех членов стаи. Всем хотелось здесь половить, но еще одной такой ночи народ бы не пережил, т.к. алкоголь кончился. Держать речь пришла моя очередь. Хотелось что бы парни половили, но не такой же ценой.

- Оставаться здесь смысла нет. Еще пару таких ночей и сил на Досанг не останется. Весна явно запоздала на пару недель, да к тому же засуха стоит. Предлагаю ехать в правобережье, на границу с Волгоградской областью. Климат в пойме Волги гораздо мягче, да и теплее там. Жуки там тоже не плохие, да и путь будет лежать все равно в сторону вашего Досанга.

Возражений не было. Укладываем вещи, забираем с собой два мешка мусора, что остался после нас (до ближайшего контейнера в селе) и в путь! Оставалось заехать в погранкомендатуру в Озинках и забрать наши разрешения. Хоть они и не нужны больше, так хоть для истории сохраним.
Разрешения наши были не готовы, и предложение «подождать еще полчасика» нас не вдохновило. Время-деньги, то бишь-жуки, плюнув на разрешения, срываемся и мчимся в сторону Саратова. Обратная дорога заняла меньше времени, т. к. скорость наша составляла местами около 130-140 км./ч. По пути сделали всего одну остановку на дозаправку. Мой аппарат при такой скорости жрал бензол в три горла. На обочине замечаем тушку сбитого ежика. Тихо-мирно тлеть мы ему не дали, и он отправился с нами в дальние странствия в мусорном пакете, привязанным к правому зеркалу Нивы. Как мы не спешили, в Саратов прибыли только под вечер. Погодные условия здесь также изменились. Дул холодный порывистый ветер. Предлагаю ребятам отдохнуть после «веселой» ночки, искупаться, разобрать жучков и переночевать в нашей «штаб-квартире», а с утра двинуть со светлой головой и чистыми помыслами в Меловое. Мнения разделились. Молодежь хотела ловить, но сжалившись над «водилами» дала уговорить себя.
Вечер прошел в разборке жуков, поглощении пива, обмене материалом и бесконечных энтомологических разговорах.

3 мая, воскресенье

Встав на рассвете, завтракаем на скорую руку и в путь! Когда спешишь, то, что нибудь неприменно забудешь. Маршрут пролегал строго на юг по Волгоградской трассе. Светит солнце, ветер стих, настроение отличное. Правда терзали небольшие сомнения по поводу наличия энтодичи на месте. Год какой то аномальный, да и не только этот год. После того как прошли цунами в Малазии, уже три года, как толком нет зимы. В этом году она конечно была, но снега практически не было. Как следствие - отсутствие половодья. Весна резкая и сухая с продолжительными заморозками. Все это следствие, как говорят, изменившихся океанических течений.
Очнулся от невеселых раздумий около поворота на мою дачу в районе поселка Синенькие. Если свернуть с трассы налево, то через 3 км открывалась красивая панорама с видом на горы, степи и Волгу. Включаю левый поворотник и сворачиваю с трассы. Ден неотрывно следует за мной. На пике горы, откуда открывался живописный вид, сворачиваю с дороги на обочину. Выходим размять ноги, а курящие прикладываються к дозе никотина.
- Игорь! Как хорошо, что ты завез нас сюда! Откуда ты знал?
- Да это дорога на мою дачу. Я тут часто езжу и эта панорама мне всегда...
- Да нет! Откуда ты знал, что здесь такой прекрасный труп валяется!


Фото 6. Консилиум маньяков около трупа собаки.


Справа на обочине валялась здоровенная тухлая псина. О Боже! Я же забыл КТО мои спутники! «Эти», - энтомологи до мозга костей. На раскинувшиеся просторы им было наплевать, когда рядом была такая прекрасная возможность пособирать некробионтов. Собачка отняла около получаса нашего времени. Каждый желающий склонялся над ней и насыщал свою страсть, то бишь морилку, не обращая ни малейшего внимания на проходящие мимо автомобили дачников. Денис, подарил каждому по хорошему пинцету с острым жалом. Я его убрал до лучших времен. Жалко им в тухлятине ковыряться. Собрав всех жуков на ней, под ней и в ней, мы продолжили свой путь. Сто десять верст одолели быстро, сворачиваем у указателя: «Меловое». До села около 6 км не Бог весть какого асфальта. Дорога проходит по густому нагорному лесу. До самого Мелового мы не стали ехать. Я знал одно неплохое место, где в свое время было много жуков оленей, различных усачей, бабочек (в том числе и поликсен) да и вообще это место славилось по моим записям, своей живностью.
Оленям конечно рано, но без улова чего нибудь хорошего — точно не останемся. Уходим с асфальта на песчаную развилку. Из под колес поднимаются толпы скакунов:
Cicindela (s. str.) sahlbergii ssp. sahlbergii Fischer von Waldheim, 1824
Cicindela (s. str.) soluta ssp. soluta Dejean, 1822
Cicindela (s. str.) campestris ssp. pontica Fischer von Waldheim, 1825

Тормозим и высыпаем из наскучивших машин. Под ногами сотни кратеров муравьиных львов. Стоит ли говорить, что бойцы бросились за сачками, морилками и «выпали» из окружающего мира на неопределенное время. С Денисом договариваемся, что он подышет место для лагеря, а мы с Лешей Сажневым метнемся за мясом в Красноармейск, т.к. окорочка, предусмотрительно купленные Деном, мы благополучно забыли в холодильнике у меня дома. Отсутствовали мы около часа. Лагерь разбили на лесном бугре, с хорошей поляной. Вид — превосходный. Пока Алексей Цилин готовил обед, мы с Дэном отправились на ниве на разведку. Поколесили не мало. Заскочили в Меловом в сельмаг за пивком и отправились к Волге. Я не видел этот берег, более 20 лет. Ничего не изменилось, разве что народ на берегу появился, а ведь когда то это был «глухой медвежий угол». Сколько раз по молодости ездил с отцом на мотоцикле сюда на рыбалку за лещами и судаками! А батя еще раньше рыбачил здесь, добираясь сюда за 20 километров на велике из родного поселка Каменский.

Фото 7. Скакун Cicindela soluta
Пока я предавался ностальгическим воспоминаниям, Денис гонялся за какими то мелкими, черными сатирами. По моему это был один вид, что курсировал на степном плато. Дальше начинался головокружительный обрыв на многие десятки метров и простиралась Волга с узкой береговой полосой. Вниз вела «военная» щебнистая полоса, с большой натяжкой называемой «дорогой». Не каждое авто поднимется по ней. Обследование берега мы оставили «на потом», а сами рванули к лагерю. Минуем село и на обочине замечаем задавленного ежа. Везет сегодня на тухлятинку! Естественно тормозим. Денис пополняет содержимое своей морилки.
В лагере заканчиваем обустройство, натягиваем экран для ночного лова и обедаем. Время до вечера - вагон. Снаряжаемся погулять по окрестностям.
Только вышли веселой гурьбой из лагеря, как тревожно потянуло дымком. Озираемся и видим метрах в двухстах стелящийся дым между деревьев.
- Что за хрень! Откуда?! Только что ведь не было ничего!
Спешим к дыму и видим как еще пока небольшой огонь обширным фронтом (!!!) надвигается на нас.
- Хорошо, что не успели уйти! А то вернулись бы, а не лагеря, ни машин!


Фото 8-9. Пожар около Мелового.

Ребята активно принимаются за тушение пожара. Стараемся охватить весь фронт и растягиваемся по лесу, теряя друг друга из виду. Я тушил участок у дороги. Схватив сырую сосну, пытаюсь сбить пламя. Через пять минут, моя «метла» сухая и не тушит, а раздувает пламя. Откидываю весь сосновый сушняк на песчаную дорогу, чтоб «не занялись». При помощи мачете делаю глубокую борозду до песка, в лесной подстилке. Молодежь побежала в лагерь за водой, а Денис с Лешей Цилиным взяли на себя крутой лесной склон. Минут через десять подъезжает синяя «семерка» какого то местного, по видимому из правления, и он просит нас продержаться немного. Скоро прибудут люди и трактор с водой. Воодушевленные поддержкой, мы с удвоенной силой бросились тушить огонь. Воспользовавшись передышкой в пожаре, решаю пройти по дороге вглубь очага и посмотреть что там и как. Осматриваюсь по сторонам и предаюсь размышлениям.
«Вот по этой песчаной дороге мы суда ехали и ничего не предвещало беды. Откуда же огонь?»
Через лес был виден соседний склон и он горел.
«Значит огонь пришел через лесной овраг с соседнего склона».
Внезапно на меня из дыма выбегает женщина. Я слегка опешил, она тоже по моему испугалась. Непонятный тип в камуфляже, шляпе, да еще со здоровенным тесаком.
- Помогите пожалуйста! - взмолилась она. - Мы застряли! А я с детьми и мамой, она старенькая!
Понятно. Майские праздники и народ ломанулся на природу.
- А вы где, далеко «засели»?
- Да нет, тут рядом! Дымом все заволакивает и страшно и жарко!
- А что, вы без мужчин?!
- Да, я, дети и мама.
Раздумывал минуту, стоило ли бежать за своим «шевиком», но решил вначале посмотреть где они засели. А то дым уже заволакивал не на шутку и жар усиливался.
В низине, меж двух лесных холмов, в песке зарылась «ока» по самые «помидоры». В салоне сидели детки с бабушкой.
- Да как вы на этом гавн.., то есть машине рискнули сюда заехать!!?? Да еще с детьми и «мамой»!
Нет предела женскому автобезумию. Решаю за своей машиной не бежать, а ежели чего, то пацанов свистну. Этот «выкидыш автопрома» и на руках вытащить можно. С помощью тесака освобождаю колесики (иначе их не назавешь) и высаживаю всех из машины. В раскачку, постепенно освобождаюсь от песчаного плена и с третьего раза удается загнать их «каробченку» на бугор.
- Ой спасибо Вам!!!......
Комплименты выслушивать было некогда. Приказываю, не иначе, этой женской бригаде грузиться и гнать вперед.
- Дорога хоть и песчаная, но все время с горки. Не останавливаться нигде!!! А то опять завязните. Если что, бегом сюда. Мы здесь тушим. Через 300 метров упретесь в асфальт.
- Да мы знаем! - уверили меня. И «окушка» исчезает в дымовой завесе.
Постоял, послушал - вроде тихо, не буксуют. «Все вы знаете! Только с.. не проситесь». Мысленно прокручиваю их путь. Больше не должны застрять - просто негде. Столько времени потерял. Спешу к ребятам. По пути пытаюсь сделать экстренный звонок по сотовому. Может пришлют «пожарку» с Красноармейска, но связь отвратительная и меня спасатели не слышали.
«В кабинете спасателей тревожно зазвонил телефон. Спасатели занервничали, но трубку не взяли.»
При виде на глобальную битву с огнем, я понял из какой «закваски» сделаны мои новые друзья. Именно это битва окончательно разрушила барьеры, что были между нами и всех нас породнила. Первыми встречаются Яша Коваленко, Леша Ковалев и Сажнев. Пока меня не было, они сдерживали огонь на моем «фронте». Лица у всех прокопчены. Пот струился по лицам, на одежде его сушил жар от огня.
- Мужики, вода есть?
- Нет, все кончилось, пить нечего, только пиво. - И ребята протягивают мне банку пива.
Прикладываюсь к банке, надеясь, что «гаишники» сюда не доберутся.
Отзываю Лешу Сажнева в сторону.
- Давай в лагерь, к машинам. Посмотри, чтоб огонь не обошел по оврагу и собирай там все шмотье. Хрен потушим мы одни без воды. Если там «запахнет жареным», то бегом сюда.
Спешу к остальным, узнать обстановку. Раздается глухие удары со склона. Там Дэн с Леней Цилиным. Ден пустой пластиковой канистрой тушит склон. Костяшки пальцев сбиты в кровь и она стекает на канистру, которая уже от жара расплавилась. Алексей с лопатой, тяжело дышит, лицо пурпурное.
- Что будем делать? - спрашиваю их.
- Тушить.
«Не прошло и года», как подъехал трактор с бочкой воды и пятеро местных. Наша молодежь помогает таскать воду в ведрах и канистрах для «пожарных» с ручными насосами в руках. Мы затушили почти весь фронт на нашем направлении, но земля пересохла настолько, что загоралась вновь и вновь. Силы у всех давно кончились. Работали как роботы на каком то «автопилоте». Носились с водой как заведенные. Полторы тонны воды кончились. Трактор покатил в село заправляться. Собираемся все на дороге и садимся курить.
Спрашиваю у местных.
- Когда будет вода?
- 15 минут туда, столько же обратно. И на заправку около часа. Парень надвинув кепку на лоб покусывал травинку.
- Да тут все сгорит нахрен!- в один голос возмутились мы.
- Не первый год горит. Тот год тоже сухой был. Горело больше недели, потом дожди пошли.
- А пожарные?!!
- Да летал тут в пошлом годе самолет, кружил, глядел чой то, и улетел. А потом, кажись в новостях показывали. Вот и вся помощь. Мужчина выкинул травинку и презрительно сплюнул.
Хотя, мы и помогали тушить, но все равно чувствовалось в их отношении к нам некая скрытая неприязнь. Пусть и не мы виновники пожара, но мы принадлежим к так называемому племени «городских туристов», из-за которых, по их мнению и случается постоянно всякий геморрой, вроде этого пожара.
Солнце склонялось к закату и через пару часов будет темно. Надо что то решать. Местные парни куда то ушли. Затухший было пожар на нашем участке, вновь набирался сил. Трактора все не было. Все молчат.
- Все, мужики. Мы сделали все что смогли. Совесть наша чиста. Даже если мы сумеем все затушить, что невозможно в принципе в такую сушь, то где гарантия, что не вспыхнет снова и ночью, да не дай Бог ветер. Сгорим нахрен или в суматохе позабудем что нибудь.
Спешим в лагерь, хотя до него всего сто метров. В лагере Алексей Сажнев уже все собрал и приготовил к экстренной эвакуации. Поднялся ветерок и пожар вспыхнул с еще большим неистовством, переходя из низового в верховой. Алексей Цилин выскакивает из машины и делает несколько снимков. Отчаянный человек! Тут в машине то, через стекла, жар чувствуешь, а он выскочил! Чтобы покинуть лагерь, предстояло проехать через пожар, до асфальтовой дороги, а там и до села недалеко. Едем максимально быстро. Любоваться нечем. Кругом огонь, дым и жар.


Фото 10. Бегство из Мелового.

В селе заливаем наши опустевшие канистры водой и держим путь в сторону Волги. Лесов здесь нет, зато степные овражки, меловые выходы и береговые наносы. Темнело на глазах. Находим место поровнее для лагеря и в авральном режиме выгружаем вещи. Тоскливо обвожу степные окрестности взглядом, «ну какие тут могут быть жуки? Летом еще куда не шло, а сейчас?». Леша Ковалев замечает в сумерках каких то взлетающих из травы жуков.
- Мужики! Хрущи какие то летят! - радостно извещает он и схватив сачек бросается за неожиданной добычей. Пример оказался заразителен, и вот уже вся бригада, плюнув на установку лагеря, бросается за жуками. После поимки десятка жуков, страсти потихоньку улеглись и спецы постановили, что это Rhizotrogus (s. str.) aestivus Olivier, 1789.
Лагерь и экран поставили быстро, сказалась практика. Честно говоря, установка лагерей уже всем порядком надоела. Может хоть здесь повезет и никуда не надо будет больше сбегать. Пока жарили мясо, готовили ужин и кипятили чай, на свет приползло два довольно крупных навозника Geotrupes (s. str.) mutator Marscham, 1802. Поглощая ужин, наблюдали пожар, что охватывал все новые участки леса. Яркие языки пламени были хорошо заметны в ночи, не смотря на большое расстояние. Порядком устав за сегодняшней день, подавляющее большинство отправилось спать еще далеко за полночь. Как приятно растянуться в палатке во весь рост и засыпать, под нескончаемую трель сверчков, шум проходящих по Волге кораблей, вдыхая чистый степной воздух и не тревожась никакими мирскими заботами.

4 мая, понедельник


Фото 11-12. Берег Волги около Мелового.

Хоть и говорят, что «понедельник день тяжелый», у нас это был самый лучший день за нашу поездку. Встали с утра, пьем чай, кофе. Леня Ковалев — свой неизменный зеленый чай. Ставим план действий на день. Мы, «старики» садимся на ниву и катаемся по округе. Затем заезжаем в село за водой и сельмаг. Молодежь обследует зону в километре — двух от лагеря и спускается к Волге. Встречаемся в лагере в обед. Леше Сажневу пришлось охранять лагерь и довольствоваться прилегающей территорией.
Останавливаемся в лесном овражке, ведущий прямо к Волге. Здесь обнаружили немного карабусов, видов стрехери и конвекус. На цветущих диких яблонях половили немного бабочек и жуков. Под корой собираем плоских карапузиков, на яблоне и вишне красивых слонов - цветоедов. Алексей Цилин поймал пару поликсен. На возвышающемся стебельке позировал голодный иксодовый клещ. Лазали в овраге около двух часов и после отправились на холмы, поросшие нагорным лесом. Здесь как и ожидалось, было сухо и пусто. Кроме сатиров — никого, ни в дубняке, ни в березах. Решаем проехать к Волге. В береговых наносах Денис нашел мелких карабид, в том числе и хлениусов. Пока мы с Денисом ковырялись в береговых наносах, Алексей Цилин открыл купальный сезон, хотя вода была около +10°C.
В лагере Алексей Сажнев времени даром не терял. Рядом располагался небольшой овражек, который мы использовали для естественных надобностей. Леша первый обнаружил прикольных навозников сизифов, которым наши «надобности» очень приглянулись.
Под вечер натянули экран и приготовили сачки и морилки, чтоб пользуясь случаем половить в сумерках Rhizotrogus (s. str.) aestivus Olivier, 1789. Жуки появились в массе внезапно и отовсюду. Лет продолжался около 20 минут. Алексей Ковалев и Яша Коваленко ловили в стороне от лагеря, на меловых отложениях. Там парни обнаружили и наловили для всех, других хрущей: Chioneosoma sp.
Последний вечер вместе. Завтра основная группа рванет в Досанг, и будет ужинать уже в пустыне, среди песков! (Романтизм!). А я с Алексеем Сажневым направимся домой, в Саратов.

5 мая, вторник

Встали рано. Светило солнце и щебетали жаворонки в ясной синиве неба. После завтрака сворачиваем лагерь. Жучков с каждым днем все больше и больше. На дороге обнаружили крупного жука — майку. Алексею Цилину, охотнику за «монстрами» очень хотелось поймать такого жука, но его поиски не увенчались успехом. Я его обнадеживаю.
- Леш, да я тебе их наловлю у нас на даче. А когда поедите из Досанга назад, то все равно ко мне заедите, тогда и заберешь.
(В дальнейшем мне удалось поймать для Леши всего лишь один экземпляр (сказывались весенние палы травы) майки, с красными бедрами).
Сто тысячный раз обходим стоянку, в поисках забытых вещей. Забираем с собой мешок с мусором, последний раз окидываем взглядом бескрайнюю Волгу и командуем: «по коням!». А лес все горел. Горели сосны. Огонь местами вплотную подступал к дороге. Дымом была окутана даже федеральная трасса. Прощаемся с ребятами на перекрестке. Им на юг, в сторону Волгограда, а нам на север. Обнимаемся, жмем друг другу руки и договариваемся о встрече через пять дней в Саратове.
Саратовская часть экспедиции закончена...

2009г.
Продолжение следует ...

--------------------------------------------------------------------------
<< Назад в рассказы
<< На главную