Рассказы энтомологов.

Встреча на реке Белой. Часть 1.

1 часть      2 часть

Автор: Крюков Игорь (Саратов, Пензенское отделение РЭО)
Литературный редактор: Полумордвинов Олег (Пенза, Пензенское отделение РЭО)
Фотографии: Поликанин Дмитрий и Глебов Илья (Пенза, Пензенское отделение РЭО)

Совместная экспедиция пензенских и саратовских энтомологов на реку Белая, «Шалкеев кордон» (7, 8 и 9 июля 2008, Пензенская область, Кузнецкий район)

Пензенская финляндия
Фото 1. Пензенская Финляндия.

"На север я хочу! На север милый!
Туда, туда, в дремучий хвойный бор,
Где тело дышит бодростью и силой,
Где правду видит радостный мой взор"...
                                     Игорь Северянин

Уезжая в 2007 году из Садовки, Лопатинского района, Пензенской области, я твёрдо знал, надеялся и думал, что обязательно постараюсь вернуться сюда на следующий год. Эти места мне полюбились своими лесами, богатыми энтомологическими сборами и красивейшей ПРИРОДОЙ. Здесь я увидел первого своего аполлона! Хотя и не занимаюсь бабочками, но, мне почему-то очень хотелось увидеть его самому. Достаточно всего одного экземпляра, чтобы удовлетворить свою охотничью страсть. О жителях деревни Садовки остались самые тёплые воспоминания. Наверно среди них немало несостоявшихся энтомологов. В двух домах я видел приколотых швейными иголками к деревянным стенам изб и подоконникам, крупных бабочек. Узнал лишь одну из них, самую крупную нашу совку – голубую орденскую ленту. Вся Садовка состоит из десятка полтора домов, расположенных в верховьях реки Узы в окружении лесов. Через речку моста нет. Как жители, так и автотранспорт, реку преодолевают вброд, вплоть до самой зимы. Я, чуть не поседел, когда "переплывал" её на "десятке". Но, та поездка - отдельная история…

А на сегодняшний летний, погожий денёк вопрос стоял ребром: "Куда бы мне съездить на север этим летом?". Либо в проверенную и хорошо знакомую Садовку, либо воспользоваться любезным приглашением Олега Александровича Полумордвинова (ученого секретаря Пензенского отделения Русского энтомологического общества, крупного специалиста по Пензенским чешуекрылым), и махнуть на «Шалкеев кордон» у реки Белой. В это время там располагался школьный палаточный экологический лагерь. Я склонялся к первому варианту и уже обдумывал, как бы мягче написать отказ Олегу Александровичу. Сославшись (как мы в большинстве случаев и делаем) на свою страшную занятость, а лично мою версию – в деле безотлагательного обеспечения саратовских жителей свежими овощами.

У обоих предложений были как свои плюсы, так и минусы. Первое. В Садовке я уже был. Дорога знакома - нашёл ряд новых для себя жуков и наверняка найду ещё больше! К тому же там были так понравившиеся мне аполлоны! Очень хотелось опять ими полюбоваться! (НО НЕ ЛОВИТЬ!). Как говорили древние – Oculis non manibus! «Для глаз, не для рук»! Второе. Поездка в полевой экологический лагерь сулила новые долгожданные знакомства с пензенскими энтомологами, обмен информацией, открытие новых мест и сбор неизвестных для себя видов жуков. Но, есть свой минус - нахождение в любом обществе (а тем более в еще и не знакомом), налагает определённые обязательства и стесняет индивидуальную свободу естествоиспытателя.

Предыдущая совместная поездка с Алексеем Сажневым (Саратов) в пойменные лесные дебри реки Хопер закончилась, а определенности по новой поездке в Пензенские края, так и не было. На раздумье оставался один день. Отпуск неумолимо отмерял свою последнюю неделю…

Весь день собирал экспедиционное снаряжение. Набрался полный багажник «реально» необходимых вещей (пусть лучше «будет», чем «кусать локти» потом – за упущенные возможности): от резиновых сапог и прорезиненного водозащитного костюма – до свежих огурцов и помидор, отоваренных на нашем тепличном комбинате. К вечеру пятницы от Олега пришло «SMS-сообщение». В нем он уведомляет меня, что – он, Поликанин Димка, Чернышов Виктор и Глебов Илья, уже ВЪЕЗЖАЮТ в «дремучие» леса, раскинувшиеся за селом Сосновка, на пути к долгожданной реке Белой!! И, оперативной связи, увы, больше не будет - водораздел глушит сигнал. Во втором «SMS», был подробный «инструктаж» по предстоящему мне маршруту, и пожелание «не опаздывать к утренней ухе!». Мысли неумолимым роем всколыхнули мой дремучий инстинкт естествоиспытателя и путешественника, в неистребимой «жажде» к исследованию новых территорий! В конечном итоге, взвесив все «за и против», было принято эпохальное (именно так!) решение в пользу экспедиции на Шалкеев кордон. По военной карте, снятой со стены, выходило, что до конечной точки маршрута, более 400 км. Расстояние для опытного автотуриста невелико, но ехать придется на новой не обкатанной машине, да еще по неизвестным мне ранее местам и БЕЗ МАГНИТОФОНА!

День первый: 7 июля 2008 (понедельник)

Торжественный старт состоялся в семь утра. Счастливого пути, мне пожелали пара соседей (ранних пташек) по гаражам.
 - Ты куда Игорян? На рыбалку?
 - Не мужики, за жуками в Пензу!
 - А-а-а-а… Ну, счастливо! Как говорится: «Ни гвоздя – ни жезла»!
Проезжая мимо, в открытые окна влетели обрывки удивленно-осуждающих фраз, из коих уловил: «что лучше б на рыбалку» и что «с ума каждый сходит по-своему».
На ближайшей заправке заправляюсь «под горлышко», и с сакраментальной фразой: «С Богом!», трогаюсь в путь. Погода накануне хмурилась и брызгал дождик – но сегодня, она явно на моей стороне. Июльское солнце неумолимо сушит влажную землю, по небу плывут редкие барашки кучевых облачков. Миновал ряд сёл, пролетаю Петровск. Где-то здесь, судя по карте, поворот направо, а там уже появятся сёла Пензенской области. «Вот он»! - нет, это какая-то шашлычная. «А-а-а вот» точно, он. Внезапно, «ровный» саратовский асфальт резко сменяется «ПРОСТО ОГРОМНЫМИ» выбоинами, залитыми вчерашним дождём. Впечатление что въезжаю в зону военных действий, а дорога явно подверглась обстрелу всевозможных систем вооружения. Все ямы объехать ес-с-Т-е-с-Т-вен-но не получалось. «Шевик» меня приятно удивил своей подвеской, легко «проглатывающей» ну просто «зубодробительные», здоровеннейшие выбоины, оставшиеся явно от разрывов авиабомб.

Ближайшей маршрутной точкой, указанной мне ранее в «SMS-плане» Олегом, было село Лопатино. Дорога пустынна, почему-то вспомнилась мелодия песни – «Там птицы не поют…». Только вот «деревья там растут» - мощные стволы сосен стоят стеной и всё ближе подступают к обочине. На обочинах дороги появился ярко-жёлтый песок с примесью красной глины. Пытливый ум «энтомолуха» выдает – эх, здесь наверно скакунов много, а может и «сильватика» среди них есть. Этот, в общем, то банальный европейский вид, а я его так еще и не ловил. Наверно наши сосняки не такие «сосновые», какие нужны для него. Может и аполлоны скрывается от меня, во-о-о-н на той, весьма перспективной, на мой взгляд, полянке? Но, как говорили древние – Perigrinatio est vita! «Жизнь – это странствие»!

Проезжаю ряд сёл с прикольными названиями: Пылково, Чумаево… На заправке в р/ц. Русский Камешкир, ещё плеснул бензина и свернул на дорогу, ведущую меня к Кузнецку. Снова леса, сёла и деревни. Населенных пунктов много и везде ограничение по скорости. Ползу 40 км/ч, что после трёх часов пути, весьма раздражает. Особенно, запомнилось село Радищево, растянувшееся вдоль трассы на четыре километра! СИМВОЛИЧНО, ведь именно здесь, родился автор книги «Путешествие из Петербурга в Москву»!! Вот появилась и федеральная трасса «Урал» (М 5), а левее и город Кузнецк. Мне в него особо лезть не надо. Где-то здесь с права, должен быть поворот на село Комаровку. Торможу на обочине трассы у шиномонтажа и узнаю у местных аборигенов, что поворот, я только что благополучно проехал. Здраво рассудив, прикупаю в ларьке несколько полторашек местного пива «Визит» (да, к сведению - пензенские энтомологи пиво величают не иначе как – «МИНЕРАЛЬНЫЙ БАЛАНС»). В лесу, да еще летом, лишнее оно не будет! Устремляюсь на юго-восток.

Близится конец пути, вот скоро и Комаровка. Согласно «инструкции» не доезжая до неё, поворот налево и о радость, вот она легендарная Сосновка! Правда, до революции, село называлась по фамилии местного помещика – Безобразовка (точнее «Лесная Безобразовка»). Как говорится «НАЛЕВО» - это мы завсегда! Какой русский не любит быстрой езды, и сворачивать «налево»! На повороте небольшой прудик с рыбаками на берегу. По скучающим физиономиям понял – сидят давно и «клёва сегодня не-э-т»…Сотовый телефон неумолимо показывает: «нет зоны обслуживания». Так, назад на трассу. Связь появилась. Звоню домой семье, что добрался; всё нормально; буду «недоступен». Опять мимо прудика и вот они долгожданные ЛЕСА!

Асфальтовая полоса подбирается почти вплотную к мощным соснам. Выбрал место, где «пошире» и тормознул на обочине. В дороге уже полдня – нужно передохнуть и размять ноги. Рядом с дорогой замечаю листья и краснеющие ягоды земляники лесной. Ягод просто море! Каждый шаг приводит к образованию «кровавого следа». От колёс авто, по обочине, остались две рубиновые полосы. Жалость то, какая! Но, свято помня, что ничего рвать у дороги нельзя (ЗДОРОВЬЕ ДОРОЖЕ сиюминутных удовольствий!!) и верно предположив, что в «дремучих лесах» этого добра – «ну просто завались», прохожу мимо соблазнительной поляны.

Сосновый бор
Фото 2. Сосновый бор.


За время остановки в открытые окна набилось больше десятка слепней, как говорят местные жители: «всех мастей и калибров». Попробовал, было их выгнать через открытые окна - без толку, вместо убывших визитеров, с радостным жужжанием летит целая стая изголодавшихся по «свежатинке» двукрылых и шестиногих аборигенных кровопийц. Обозлившись на эту наглую братию, резко стартую. Обманутые «мухи» бросились догонять «ниву» наверное, считая её особо большой коровой. Некоторые счастливчики, с комфортом устроились в салоне автомашины, всё время, норовя пообщаться со мной поближе…

Полуденное солнце пекло во всю. Обширные лужи на дороге исчезали прямо на глазах. Духота от испарений вокруг становилась просто невыносимой и это в наших лесах Средней полосы! А что же тогда твориться в джунглях? Липкий стал даже руль, майку от пота хоть выжимай, солёная влага щиплет глаза. В окружении стаи кровососов влетаю в село.

село Сосновка
Фото 3. село Сосновка – до революции по фамилии помещика называлась Безобразовка.


Точно Сосновка, одни сосны кругом! Красотища! Свято помня настойчивые рекомендации Олега (в его предыдущих письмах) начинаю поиски колонки, из которой мне «настоятельно рекомендовано» набрать питьевой воды. Вот и колонка. Набрав 20-ти литровую пластиковую канистру, с непередаваемым наслаждением засунул голову под струю освежающей воды. Фу-у-у-у… Как мало иногда нужно для счастья.

С крыльца ближайшего дома, за мной пристально наблюдают местные старожилы. Сюжет ну прямо как в «Белом солнце пустыни»! Не удивлюсь, если на ближайшем чердаке притаился станковый пулемет «Максим», поблескивая в сумраке вороненым стволом - ждет своего часа «Х». По спине поползли холодные мурашки…

Ну да ладно, прорвемся! Исходя из «инструкций» Олега, мне надо на левую дорогу. Но, «левых» дорог две? «Налево» и «совсем налево» (почти назад). Как не крути, но надо «брать» местного «языка». А вот и он. Мимо опираясь на палку, бредёт древний дед. Вежливо покашляв, для привлечения его внимания, интересуюсь:  - Дедушка, а как мне проехать к кордону?
 - Чаво??? А-а-а-а! Дык вон, по эвантой дороге - и показывает скрюченным пальцем на первую левую дорогу.
 - На горку подымысь, и мимо кладбыща, в ляса… А там ряка и кордон будыть!
Из последующих далее событий я весьма поздно сообразил, что для старика это вероятно БОЛЕЕ знакомая дорога, которой он, судя по всему, в последнее время пользовался, несомненно, ЧАЩЕ…
 - А сколько туда ехать?
 - Дык, кил-о-о-о-метра чатыре будыть!
После таких «подробных сведений», я уже считал, что я на месте и мне «сам чёрт не брат». «Аксакал» то ли пошутил, то ли от духоты ошибся («Сусанин блин…»). Но, дорогу он мне указал, как бы сказать помягче, «- не совсем ту...». (По указанной им дороге, как растолковали мне позднее, ездят одни только трактора!). Путешествие энтомолога продолжалось…

Лихо («с форсом» - как говорят местные) вскакиваю в кабину «боевой машины энтомолуха» и, газанув, влетаю на гору. После кладбища, дорога вьется в густом лесу. Весьма захламленная колея петляет, местами буквально протискиваюсь через близко стоящие деревья. Кое-где «дорогу» пересекают мощные, торчащие из размытой земли корневища деревьев. По ним приходится буквально красться на первой пониженной. Через 4 км пути начинаю понимать, что рекой даже и «не пахнет»! А «дорога» становилась всё хуже и непредсказуемее. Терзают смутные мысли: «А как тут проехал Олег с ребятами на 14-той? Это НЕВОЗМОЖНО»! Навстречу попадается белая «Нива» с женщиной за рулем! «Может из лагеря едет»? От неожиданной встречи в такой глуши и увертываясь, казалось от неминуемого столкновения, я немного обалдел и растерялся, позабыв посигналить и спросить дорогу. Злясь на себя за это, решаю ехать дальше, придерживаясь следов прошедшей ранее «Нивы». Дорога местами начала раздваиваться и «разтраиваться»!? Особо не паникую, так как знаю (опираясь на многолетние скитания по хопёрским дебрям), что, как правило, все лесные дороги рано или поздно сойдутся, и приведут путника в нужное место. Хотя в здешних дебрях может и не сойдутся… Но, куда то приведут точно. К тому же, как не крути баранку, а еду я в противоположную сторону. В данном случае, как мне хотелось верить, к реке Белой (раскинувшейся где-то на востоке). Стараюсь придерживаться самой накатанной колеи, высматриваю как Чингачгук свежие следы шин «олеговской» машины.

дорога в сосновом бору
Фото 4. Дорога в сосновом бору.


Внезапно выбираюсь к широкой песчаной дороге, а за ней, среди деревьев блеснула водная гладь. РЕКА! По виду река сильно смахивала на дорогой моему сердцу Хопёр. Река Белая такая же неспешная и величавая, отражающая в своих водах небо и береговой лес. Теперь ищем шлагбаум. Вот какие-то столбы. После их внимательного изучения прихожу к неутешительному выводу – да, это был шлагбаум, но весьма давно!? Теперь налево к реке. Вместо лагеря вижу – ПУСТУЮ ПОЛЯНУ!? Дрова и вода в пластиковых бутылках аккуратно сложена у деревьев, мусор весь убран. Судя по всему, стоянку оставили совсем недавно. КАК ЖЕ ТАК?? Нахлынуло чувство обмана и небольшой паники. Ведь договорились же: «до четверга ловим». Если пришлось срочно сворачивать лагерь, почему Олег не позвонил? Если недавно снялись, почему я их не встретил? Поехали другой дорогой и разъехались в лесу? Может сейчас звонит, а я недоступен? Может это НЕ ТО место!? От нахлынувших этих «может», разболелась голова. Сигналю несколько раз. Автомобиль, как будто поддался моим паническим чувствам. Сигнал вышел тоскливый и жалобный, как стон потерявшейся коровы…

Глушу двигатель. Вентиляторы воют, пытаясь остудить перегретый мотор. Стая двукрылых кровососов, нагнав свою добычу, с остервенением набрасываются на меня. Я НЕ ЗНАЛ, ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ!? Остаться и ловить одному в незнакомой местности не хотелось. Ехать назад, не хотелось еще больше. Со злостью подумал – «Поищу место, или здесь останусь, и буду ловить! Но, не возвращаться же на самом деле домой»!!!

Постепенно, но все же разум достучался до моих размякших от удушливой жары мозгов: «Ну, с чего ТЫ РЕШИЛ, что это лагерь экологов? Шлагбаума то настоящего и нет! И где кордон? Сгорел?... А где пепелище и чумазые одичавшие аборигены? Вчера было воскресенье, городские в лесу отдыхали и за собой убрали. Не все же свиньи». ХОТЯ, пензенские и кузнецкие экологи всё, что из мусора горит жгут, а остальное ЗАКАПЫВАЮТ (по крайней мере, так писал ранее Олег).

Остудив движок и расшвыряв налетевших в салон «боевой машины энтомолога» «синеглазиков и дождевок», выворачиваю на песчаную дорогу и «ползу» вдоль реки. Недалеко замечаю молодую девушку в купальнике, с маленьким ребёнком. На старожилов не похожи – бледные как молоко, явно городские. От неё узнаю, что кордон в другой стороне и вроде ТАМ действительно стоят палатки. От таких вестей настроение резко повышается. Готов наговорить ей кучу любезностей и комплиментов, но вовремя замечаю её маму и мужа, сидящих на берегу реки с удочками.

Разворачиваюсь на 180 градусов и несусь вдоль реки на север. Через 1 км. замечаю большой деревянный финский дом. Тут и шлагбаум, и разномастные собаки, и параболическая антенна на крыше. Точно кордон!

Шалкеев кордон
Фото 5. Шалкеев кордон.


На стене висит вывеска «Лесная школа» (однако? - а про это у меня в инструкции нет!). У копошащейся во дворе женщины (наверно жена лесника) поздоровавшись, интересуюсь, про лагерь экологов и Олега Александровича. Женщина, МОЛЧА (ну и народец), указывает пальцем мне за спину. Оборачиваюсь и вижу, с права от дома, на поляне, вдоль сосен ровный ряд палаток и флагшток с гордо реющим на нём флагом.


Палаточный лагерь
Фото 6. Палаточный лагерь юных экологов.


Ура! Вот он – ЛАГЕРЬ! Разноцветные палатки вытянулись вдоль опушки соснового бора. Подъезжаю. Автомашины не видно, но в лагере кипит жизнь! Подростки 12-15 лет моют посуду, таскают и рубят дрова, тащат воду и просто слоняются по лагерю. Из взрослых, лишь один мужчина, встает из шезлонга и не спеша (солидно), идет ко мне навстречу. Мужчина высокий и крепкий, спортивного телосложения, в шортах и панаме. Тело бронзовое от загара. Из-под панамы, блестят жизнерадостные глаза и особо выделяются пышные казачьи усы (как в последствии выяснилось Викторович родом из донских казаков). Обмениваемся крепкими мужскими рукопожатиями и знакомимся. Сергей Викторович Иванов (душа компании кузнецких экологов и натуралистов) – школьный учитель биологии (лингвистическая гимназия № 1, г. Кузнецка) и просто ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК! Он является многолетним бессменным начальником полевого экологического лагеря школьников, с символическим названием (с одобрением, прочитанным мною на гордо развевающемся у нас над головой флаге) «В гостях у природы»!
 - А Вы, судя по саратовским номерам, тот друг энтомолог из Саратова, которого ждёт Олег. Он меня предупредил насчёт Вас.
 - А где сам Олег Александрович?
 - А он уехал...
 - Как? Куда? Когда? Сергея Викторовича, наверное, сильно удивил мой залп вопросов и их интонация (знал бы он, какую панику я испытал 15 минут назад у покинутой поляны!)
 - Да Вы не переживайте! «Саныч» (всех взрослых мужчин, пензенские экологи по старинной охотничьей традиции называют не по имени, а по отчеству) скоро будет!! Он со своими пензенскими ребятами по лесам поехал – дубравы обследовать в Неверкинском районе. Уехали давно, уже скоро должны быть. А сейчас просим к нашему столу отобедать. Уха из окуней вышла знатная!

Речной красавец окунь
Фото 6. Речной красавец окунь.


После утомительной дороги, сложно сопротивляться «воплям голодного» желудка, и отказываться нет никаких сил. Тем более, как сказал начальник лагеря – «Ведь, не у чужих же»! Нам с Викторовичем предстоит, вместе жить несколько дней и чем быстрее познакомимся друг с другом, тем лучше. Ничто не сближает людей так быстро (особенно мужиков, в дали от дома), как пара холодных кружек «минерального баланса»…

Роясь в багажнике, вспомнил, что в спешке, забыл взять из дома чашку и ложку. Вот стыдоба то, а еще полевик! Ребята меня выручают, протягивают недостающие столовые «инструменты». Они уже поели и греют в котле обеденный чай. Наваристая уха из выловленных утром речных окуней источала непередаваемый аромат и удалась на славу! «Пионерам» быстро порубали овощной салат из свежих огурцов и помидор. Кстати, оказывается, Сергей Викторович имеет богатый опыт работы в летних пионерских лагерях еще в славные пионерские времена СССР.

«- Все к столу! Витамины готовы!!» Знать бы, что с детьми жить, больше бы взял «витаминов» с работы. После ухи, Викторович предложил попить чайку. Вместо чая, я выудил из багажника «баланс» и вязанку сушеной рыбы. Взяв большие туристические жестяные кружки, пошли на причал, чтобы не смущать молодежь.

После утомительных дневных
Фото 7. После утомительных дневных походов приятно отдохнуть на пирсе!


Эх, какие здесь замечательные места, скажу я Вам! А природа! Идем по крепко сколоченному (из свежих сосновых досок) пирсу, к лавочкам на причале. Со всех сторон водная гладь, украшена белыми кувшинками и зелеными блинами их листьев. В небе реют эскадрильи крупных стрекоз. Гладь воды нарушают всплески рыбы и легкая рябь слабых порывов ветра. Солнце всё ниже склоняется к темно-зеленым макушкам сосен (их стволы в лучах заходящего солнца отливали медью), сплошным частоколом украшают противоположный берег реки. От воды веет прохладой и покоем. Так вот ты какая, таинственная и легендарная река Белая!

река Белая – Шалкеев кордон
Фото 8. Река Белая – Шалкеев кордон


«Consideratio naturae – Созерцание природы»! Поговорили о том, о сём. Уже через пять минут, мы были с Викторовичем на «ты». Оказывается, он закончил биофак СГУ и был даже сокурсником с главным саратовским энтомологом – Аникиным Василием Викторовичем! Время за неспешным и обстоятельным разговором о «современной Саратовской и Кузнецкой действительности», пролетело быстро и незаметно…

После освежающего ныряния с пирса и очередного «будь здрав боярин» – не спеша, идём в лагерь. Отдых отдыхом, а главному шеф-повару лагеря – Сергею Викторовичу, пора было готовить ужин. Вскоре подъезжают серебристые жигули четырнадцатой модели. Под звуки популярной песенки «Два кусочка колбаски», из машины выходит Олег Александрович (крепко сложенный коренастый мужчина в кепи, коротких сапогах и выгоревшей на солнце энцифалитке), в сопровождении своих молодых спутников – пензенских биологов и экологов. Вот так и произошла, наша прямо скажем историческая встреча на реке Белой! Крепкие рукопожатия, объятия и похлопывания по спине. Проходим к столу.

- «Вот и встретились Игорь! Отдохнешь в наших лесах от пыльных саратовских степей!» – сказал Олег. Как долго мы планировали нашу встречу! Ведь до этого дня мы знакомы были только заочно, по письмам.

Встреча на р. Белой
Фото 9. Встреча на р. Белой – Поликанин Дмитрий, Чернышов Виктор, Полумордвинов Олег, Крюков Игорь и Глебов Илья.


Вновь прибывшие естествоиспытатели разобрали походное снаряжение из своей машины, умывшись, сели за поздний обед. Саныч, подмигнув нам, предложил перед ухой («с устатку») для поддержания сил, «пригубить по капельке» местного кузнецкого бальзама «Огонь Прометея». Оказывается, исходя из их многолетнего опыта, после утомительного полевого дня, для снятия усталости, пензяки пьют пиво (желательно тёмное) или по стопке бальзама. Немного спят (1-1,5 ч.) и о чудо! Человек даже после насыщенного переходами и жарой дня, становится бодр, свеж и работоспособен до глубокой ночи!

Плотно перекусив, садимся у комсоставской палатки «Кама-с-утра» (Суматра-5) на стулья, перекурить ароматными сигарами и прикинуть ближайшие планы на вечер. После непродолжительных дебатов, решаем, что нам надо сперва помочь Сергею Викторовичу с заготовкой дров для ужина и вечернего «пионерского костра». Взяв пилу «Дружба-2» и топор, впятером углубляемся в раскинувшийся на склоне сосновый бор. Выбираем сухие стволы погибших сосен (желательно посуше и поуже в диаметре), спиливаем их «под самый корешок» пилой, осторожно валим и, распилив на части, тащим в лагерь. Как говорится – производим санитарную рубку ухода за лесом. Работа спорилась быстро, штабель заготовленных дров у кострища значительно вырос, давая надежду, что дровишек «должно хватить» и на приготовление утренней каши.

Усталые, но довольные, умывшись у реки и немного передохнув, решаем что трое: я, Саныч и молодой пензенский жуковед Глебов Илья, (пока светло), идём «на разведку» сырых торфянистых лугов. Эти влажные высокотравные луга протянулись в километре выше и севернее нашего лагеря, по правому пологому пойменному берегу реки Белой. Цель вылазки – установка ловчих пластмассовых стаканов, для энтомологических сборов наземных насекомых. Я взял с собой 25 штук (пол-литровых), на пробу. В качестве приманки для жужелиц, заправил каждый ваткой, смоченной уксусной кислотой.

Выходим из шумного лагеря – мальчишки затеяли гонять футбол, а девчонки с веселым смехом кидали мяч через волейбольную сетку. Не спеша, оглядываясь по сторонам, наша команда продвигается по песчаной дороге мимо кордона, вдоль смешанного леса и края пойменной болотистой низины заросшей ивово-ольховым чернолесьем. Временами огибаем сухие песчаные бугры, поросшие различными злаками, ковылем перистым и густыми зарослями кустарника ракитника русского. Вот и добрались до первой влажной осоковой лужайки, где, отмахиваясь от мелких (но очень злых) комаров, начинаем вкапывать стаканы. Саныч, чтобы развлечь нас, начинает, рассказывать каких насекомых он здесь ловил ранее.

Влажная торфянистая луговина
Фото 10. Влажная торфянистая луговина в пойме р. Белой.


На лугах травища местами стоит по грудь, и нам вначале приходилось притаптывать те места, где мы хотели закапывать стаканы. Пот течёт градом, вокруг звенит рой голодных комаров. Разглядывая этот первобытный травостой, начинаю сильно сомневаться, что в нем что-то сумеет просто физически доползти до наших ловушек. Вот если бы весной... Илья старается, помогает с установкой охотничьего путика с нашим «стратегическим оружием – «ловчими стаканами». Да, в таких «джунглях» мне бывать еще не приходилось.

Олег кратко рассказал нам историю этих мест: Еще известный саратовский естествоиспытатель Б.И. Диксон (1921), в начале прошлого века обследуя леса Кузнецкого уезда (тогда еще Саратовской губернии), окружающие «Белое озеро» (данная территория расположена несколько восточнее и ныне принадлежит Ульяновской области), писал: … «Вся окружающая это место обстановка, характер местности, более низкая температура воздуха, влажность и т. п., настолько отличается от тех природных условий, … (Среднего Поволжья) – что, находясь здесь, чувствуешь себя где-то далеко на севере среди финляндской природы…». Здешняя местность, отличается «сплошным сосновым вековым лесом, чистыми родниковыми оврагами и строгим выдержанным северным характером всей местности»…

Пензенское отделение Русского Энтомологического Общества давно планировали обследовать эти уникальные для лесостепи места. В многолетних комплексных исследованиях фауны Кузнецкого района, мы, совместных с Ивановым С.В. и его школьниками, изучаем также и бассейн реки Белой – непосредственно берущей своё начало на юго-западном макросклоне, водораздельного плато средней части Приволжской возвышенности. На нём расположено озеро «Белое» («Белое озеро») изучавшееся Диксоном. Перепады высот здесь достигают – 108 метров (точка тальвега р. Белой – 233 м., а высота лежащая между рекой и о. Белым равна уже 341 м). По прямой на восток от истока реки Белой до озера 4 км. Размытые склоны коренного песчано-опокового берега поросли сосновыми борами и смешанным лесом (дуб, береза, осина, клен и липа). В речной долине биотоп переходит в ольхово-ивовое чернолесье и осоково-разнотравные влажные торфянистые луга. Сохранившаяся бореальная флора и уникальная фауна насекомых так же говорит о реликтовом, северно-восточном происхождении данной местности. Первый раз я попал в эти места 27 июня 2001 года, в месте с пензенскими ботаниками. Восточнее р. Белой на землях Двориковского лесничества (кв. 70-72) на границе Кузнецкого района с Ульяновской областью существует ООПТ «Урочище три горы» (площадь 300 га.). Река и окружающая ее местность является памятником природы (кв. 25, 30, 31, 40, 41 с общей площадью 557 га.), здесь планируется создание нового ООПТ «Двориковский водно-лесной комплекс им. И.И. Коровина». Слушая его рассказ, мы начали внимательнее обследовать местные биотопы.

Травяные джунгли и Крюков Игорь
Фото 11. Травяные джунгли и Крюков Игорь.


На соцветиях различных растений, нам попадались усачи и бронзовки: Cetonia aurata, Trichius fasciatus, Rutpela maculata, Leptura quadrifasciata, Dinoptera collaris и множество других мелких жучков. Вот нашего проводника заинтересовал молодой куст ивы. Он подзывает нас и указывает на трёх прекрасных бронзовок потозий, что лакомились соком, вытекающим из повреждённой ими ранее коры тонких веток. Никогда такого не видел! Надо будет дома внимательнее осматривать молодой ивняк. В бронзовках я не силен, но тут явно жуки двух видов (Potosia marmorata и Potosia metallica). Сажаю их в морилку. Выходим на лесную дорогу, по которой в брод переходим быструю лесную речку Журчалку, правый приток Белой. Саныч повёл нас вверх, к остепнённому склону, раскинувшемуся на солнечной опушке соснового бора, рассказывая какие интересные виды насекомых он здесь ловил ранее. Меня, привыкшего к степям, этот участок не вдохновил – мне бы в болота! Спустившись с горушки, мы оказались во влажном смешанном лесу, у пойменных черноольшаников. Бродили мы так часа два, усталые, но довольные повернули назад. Дорога причудливо петляла по краю поймы и опушке соснового бора. Мы то идем по пойменному лиственному лесу, то поднимаемся в сосняк. Проходя у очередного двухметрового полусгнившего берёзового ствола, торчащего столбом у дороги, Олег внезапно остановился. Подошел вплотную и стал внимательно вглядываться в его повреждения:
 - В прошлом году, я отсюда топориком вырубил парочку наисвежайших березовых чернотелок – Upis ceramboides L. Может, и Вы парни потюкаете топориком?
Поработать «дятлом» я был не против. Но, до этого безрезультатно поковырявшись в десятке, как мне казалось более перспективных полусгнивших поваленных стволов деревьев, я слабо верил в результат. После второго удара мачете, открылся заманчивый крупный ход в древесине. И, о ужас! Из него вывалилась голова с усами! В первое мгновение мелькнула мысль: «Раззява, сам зарубил жука!». Но, нет! Уф… Целый! Через мгновение, свеженький экземпляр Macroleptura thoracica был в моих руках. Илья Глебов, схватив мой тесак, свалил стволик и за десять минут изрубил его в «капусту». Результатом его усилий, стал второй экземпляр усача, бережно переданный мне.

В лагерь пришли уже к вечеру. Довольный уловом, заполнил свой первый «Шалкеевский» матрасик с насекомыми.

Крюков Игорь пакует энтомологический матрасик
Фото 12. Крюков Игорь пакует энтомологический матрасик.


Умылись. Включив на столе фонарь «Летучая мышь» – разложили различную снедь и налив по полной… т-а-р-е-л-к-е АРОМАТНЕЙШЕГО и наваристого борща (сваренного Викторовичем)!! Произнесли первый тост – «Во славу естествоиспытателей Пензы и Саратова»! За разговорами время тянулось незаметно. Когда мои глаза, уже начали слипаться от усталости (полдня за рулём давали о себе знать), Саныч взглянул на свои тускло мерцающие в темноте наручные часы, и, обведя своё воинство суровым взглядом, вопросительно посмотрел на меня:
 - Нуте-с господа энтомолухи перекусили, отдохнули? Пора в «ночное»! Как ты на это смотришь Игорь? Карабусы уже, наверняка повыползали на охоту! И первым решительно встал из-за стола...

Багровый закат над Белой
Фото 13. Багровый закат над Белой.


В сосновом бору стояла тёплая лунная ночь. По змейкой вьющейся песчаной дороге, меж вековых сосен и пойменных черноольшаников, цепью, медленно, глядя себе под ноги, брели шесть человек. Двое из них держали мощные фонари, освещавшие «следовую полосу» серого песка, испещренного всевозможными следами животных… «Темные личности» иногда быстро нагибались и подбирали что-то с песка. Вся добыча передавалась одному из членов группы, который периодически кидал ее в банку с этилацетатом. Под звонкий аккомпанемент лягушачьего хора с реки, зловещие трели вылетевших на ночную кормежку козодоев, изредка прерываемые «уханьем» совы, странная процессия все дальше и дальше углублялась в ночной лес. Так мы ловили Broscus-ов.

Разглядывая очередного жука, чуть приотстал от процессии, кладу его в банку, выключаю фонарик и … Буквально оцепеневаю от неожиданно открывшейся передо мной картиной – ночного неба над Белой! Буквально МИРИАДЫ разноцветных «звезд» – таинственно мерцали в зубчатых вершинах ночных сосен.
 - Вот это да! А в Саратове их не видно!??
Налюбовавшись на звёздное небо, догоняю ребят. Кто-то травит очередную историю про местных кровожадных волков, оборотней и прочую нечисть… Из низинки потянуло сыростью и холодом. Быр-р-р-р… Вдруг Саныч вспомнил про старый японский фильм ужасов - «Легенда о динозавре».
 - Классный фильмец! Сюжет простой и захватывающий: неизвестно как, но до наших дней дожил плезиозавр. Охотился спокойно себе на людей и животных. А какие были спецэффекты! Советские люди (конец 80-х годов прошлого века) увидевшие впервые такое с экрана вопили так, как будто это их ели. Почему-то особо запомнилось начало фильма…
 - Ночь, джунгли, по дороге среди дремучего леса едет на велосипеде девушка. Вдруг её обгоняет скачущая лошадь. Через некоторое время велосипед у девицы на мокрой дороге заносит, и она падает в лужу… КРОВИ! Деваха в шоке, азиатские глаза стали как те чайные блюдца… И гробовая тишина… Вдруг, ей на шею, капает капля КРОВИ! Она медленно поднимает глаза и … На макушке дерева видит безжизненное тело той ЛОШАДИ!?

Вся наша процессия внимательно слушавшая рассказчика, замирает и невольно поднимает голову к макушкам ночных сосен… Именно в это время почему-то гаснет фонарь… И… О, ужас!!! Вдали, слышен отчетливый топот приближающегося к нам неизвестного животного…


2 часть



--------------------------------------------------------------------------
<< Назад в рассказы
<< На главную