Рассказы энтомологов.

Жуки и немцы

Автор: Юрий aka Wild Yuri (г. Липецк)

Я занимаюсь экотуризмом. Организатор индивидуальных тур-программ и нередко – «полевой» гид. Основной регион моей деятельности: Приморье, Уссурийский край. Приезжают ко мне фотоохотники, любители «дикого треккинга», рыбаки, ботаники и… коллекционеры насекомых. Довольно распространённое, между прочим, хобби. Преобладают коллекционеры бабочек – внимание, тест на трезвость: называемые лепидоптерологами, и собиратели жуков – колеоптерологи. Расскажу вам об одном колеоптерологическом туре…


Аэропорт Владивостока. Встречаю двух немцев, прибывших из Германии ловить жуков. Для личной коллекции. Я буду гидом их энтомологического тура.

Машина с водителем… Мы едем в тайгу, где живёт мой знакомый, имеющий комфортабельное бунгало и принимающий туристов.
 – Стефи, – спрашиваю одного из немцев: ду ю виш тю тэйк каллипогон? Ты хочешь поймать каллипогона? – короля местных жуков, особо редкий и очень крупный (до 10 см!) их вид. – Ай ноу итс плэйс! (Я знаю, его место!)
Стефи округляет глаза и остаётся с такими вплоть до прибытия в бунгало. Второй энтомолог, Кари, от природы глух и нем. Стефи пишет ему в блокноте: «Сallipogon!!!» Кари чуть не подпрыгивает и экзальтированно целует собранные щепотью пальцы.
Серьёзная добыча. Поймать бы, во время тура... Ко мне потом приедет много колеоптерологов.
Немцы высоки и стройны. Большие, «суровые» глаза. Настоящие... У Стефи – длинные волосы, собранные резинкой в хвост. Карл коротко стрижен. Большие рюкзаки. Экспедиция...


Приятель, к которому мы едем, живёт в диком лесу. Оставил несколько лет назад жену и город. 7 километров от ближайшего посёлка, но есть грунтовка. По которой он ездит на мотоцикле в сельский продмаг…
Но мы пока ещё в дороге, и Стефи требует: стоп! Показывает на придорожный супермаркет.
 – Амбрелла! Ви нид амбрелла!
Немцам нужны зонты. Ноу проблем. Идём покупать…
Зонты в продаже чёрные, цветные. Стефи разводит руками… Нужны белые! Объясняет, что от дождя у них есть плащ-палатки, а зонты требуются… для ловли жуков! Подойти к дереву. Раскрыть зонт. Перевернуть. И палкой по веткам! Жуки поджимают лапы и падают. В зонт. Остаётся только собрать. На белой поверхности упавшие жуки хорошо видны…
Увы, зонтов такого цвета в магазине нет. Из светлых есть розовые. С длинным стеком. Гламур…
 – М… м! – показывает на розовый зонт немой Кари. Окей!
Стефи не возражает.
 – Мэй би грин? (Зелёный?) – пытаюсь изменить их выбор.
Представляю себе, как два долговязых типа, стриженный и с длинной косой, «прогуливаются» с розовыми зонтами по тайге. Лесорубы не выдержат…
Нет, купили розовые.
Выходим на улицу… Только не это! Немцы распахивают зонты и атакуют магазинный палисадник. Бьют палками по кустам, трясут деревья... Прохожие не понимают. Местный алкаш закрывает руками глаза…
С трудом увожу гостей в машину, и мы продолжаем путь.


Вот и приехали. Высокий деревянный дом в прогале леса. Хозяин качается в гамаке…
 – Ну, где ещё покачаешься под 300-летней липой? Уже ради этого стоит покинуть город! – произносит он задумчиво.
Престарелая дуплистая липа, в которой так много жуков. Стефи прикладывает к ней ухо. Не скребётся ли кто?
Скребётся! Показывает он вверх большой палец… Два немца окружают дерево. Когда-то в его дупле зимовал белогрудый медведь, жила белка, дятел искал древоточцев… Теперь в него хотят проникнуть два немца. Они приставляют к дереву лестницу… Хозяин нехотя покидает гамак. Берёт за локоть Стефи…
 – А-а, ноу!
Делая «невкусную» гримасу.
 – Идём!
Он подводит гостей к поленнице дров.
 – Мэни биттлес! (Много жуков!) Здесь!
Гости споро начинают разбирать поленницу... И вот – первый трофей! Кари трясёт в воздухе какой-то мелкой златкой и даже... «виртуально» её целует.
Хозяин умиротворён и счастлив.
Как всё же здорово, что он оставил город, поселившись в этом лесу. Здесь, прямо возле дома, порхают бабочки и ползают жуки, его окружает старые тисы и редкие пейзажи. Здесь вкусная вода и свежий воздух. И всё это принадлежит ему. Он качается в гамаке на собственном острове, среди перенаселённого, отравленного «цивилизацией» мира…
Закончив с поленницей, немцы углубляются в лес. Отдирают кору с валежин, «окучивают» ветки…
Они не замечают окрестных красот. Им нужны жуки!


Заселяемся в дом. В нём 3 этажа и полуэтаж на склоне. Дом сделан из пихтового бруса, с бордовым «шалашом» металлочерепицы. Он больше ввысь, чем вширь, напоминая издали гриб. В нём нет обоев. Линолеума. Пластиковых панелей. Сайдинга. Молдинга… Ровное светлое дерево бруса, с тонким ароматом смолы. Дощатый пол.
В доме удивительно тихо. Лишь доносится из ночной округи тихий писк совы-сплюшки, да шумит кронами лес. В этом доме высыпаешься всего за четыре часа, когда в городе не хватает и восьми. И понятно мне, почему так бодр и юн взглядом его 50-летний хозяин. А в городе он болел... Не любит хозяин вспоминать про город.
Сергей (пора вам его уже представить) приглашает нас к обеду. За уличным столиком под кронами, с живописнейшей «картиной» склона. Окрошка из берёзового кваса. И...
Он наливает всем по стопке настоянного на дубовой коре самогона.
 – Рашн виски!
Немцы боязливо принимают угощенье… На родине их инструктировали, что в России спиртное может быть опасным.
Виски?! Выпучивает глаза Стефи, сделав глоток.
 – Хэндмэйд. (Самодельное.)
Объясняю им.
Немцам, однако, понравился вкус напитка, ибо выпили до дна. И по второй приняли. Очищенный много раз самогон, с ароматом монгольского дуба… 45 градусов. Гуд!
Съедаем окрошку. Пьём чай с ягодами лимонника... Так жить можно.


На следующий день веду немцев на экскурсию. Окраина посёлка, что в 7 км от дома. Где-то здесь Сергей видел недавно большого чёрного усача. Немцы решили, что это готчи. Их очень интересует этот вид!
Подходим к одному из подворий. Яростно лают собаки. Люди нерусского духа крадутся к дровам... Глаза людей расширены. В них бегают жуки!
Дрова разложены и сложены, как орловская гармошка. Карл роется совком в навозе... Периодически раздаются странные звуки:
 – Зер гуд экземплярен! Вау! Я-я!
Собаки сходят с ума. Появляется хозяин. Дед в старой рубахе и тренировочных штанах.
 – Что, парни, на рыбалку собрались?
Какой невозмутимый всё-таки у нас народ. И то: насмотрелись…
 – Угадали, – отвечаю я. Ну, неохота мне в который раз рассказывать несведущему человеку про колеоптерологию…
 – Понятно.
Кари выцепляет из навоза какого-то копра и яро тычет вверх большим пальцем: «Гуд! Гуд!»
 – Что он так радуется?
 – Наживка хорошая…
На хариуса в три кило!
Идём дальше. Немцы проникают в чей-то сад и околачивают палками недавно отцветшую сливу. Сыплется завязь... Еле выпроваживаю их на дорогу.


Через неделю мы едем в другой район края. Тайга здесь много глуше. Большие деревья в канделябрах лиан. Следы тигра... Именно здесь обитает упомянутый в начале рассказа каллипогон. С половину ладони. Чудовище!
Даже как-то холодеет внутри, когда я представляю себя протягивающим к нему руку...
Горнолыжная база. Вагончик. Новый наш дом. Я готовлю на походной газовой плитке еду, а немцы уходят в лес на экскурсию.
Возвращаются в эйфории. Юри, нашли! Дерево, в котором живут каллипогоны! Полузасохший ильм, с огромными выводными отверстиями...
 – Может быть, дятел? – спрашиваю я Стефи.
Он с улыбкой Джоконды качает перед лицом указательным пальцем. Это не дятел. Жук!
Чаще всего каллипогон обнаруживает себя ночью. Немцы решают заночевать возле дерева, чтобы поймать его наверняка. Я мало верю в успех, но оставить зарубежных гостей в лесу не могу, и иду с ними.
Всю ночь коллекционеры дежурят у дерева. Прикладывают к нему ухо, светят фонарями, скребут даже кору, имитируя жука-собрата… Увы. Каллипогонов нет.
Наутро дальние потомки Атиллы берутся за топор… Одалживают его у сторожа базы, в надежде вырубить жуков или хотя бы их личинок из трухлявого дерева. Я не верю в успех дела и отпускаю немцев одних…

Гулкие удары наполняют всё утро округу. Немцы возвращаются. Поймали!! В полиэтиленовом пакете на горке древесной трухи покоятся две кремовые, в палец, «сосиски». Большими пестрины по бокам… Личинки каллипогона! Показывали мне как-то на фото…
Энтомологи сияют. Редкие жуки у них почти в кармане. Личинки будут есть труху в пакете, окуклятся и дадут свеженьких каллипогонов!
Стефи засунул пакет с трухой и личинками в рюкзак… Дальнейшая их судьба была трагична. Личинки… «замялись» в рюкзаке и сдохли, когда он возвращался в бунгало Сергея. Не все, однако, немцы педантичны. Гости долго ходили в трауре. Перед отъездом Стефи мне признался, что всё равно он очень доволен. Подержал, хоть и в «юной стадии», жука своей заветной мечты!
Вам мало дорогой машины и коттеджа? Жизнь надоела, всё не радует… Ловите жуков!


На следующий день Стефи ждала ещё одна большая удача. Отправился с ним на разведку в соседний распадок. Кари остался собирать жуков у базы…
Идём по таёжной грунтовой дороге. На многих полянах встречаются пасеки, с армейскими палатками и авто-кунгами. Спрашиваем пчеловодов про гигантского жука...
Конечно, видели! Два года назад. Полно! Некоторые показывают размер в две ладони. Но в этом году не было... Не сезон.
Один из пасечников угощает нас медовухой. Пробуем... Бальзам! Сидим на деревянной скамье у палатки, любуясь цветущей поляной. Хорошая у пчеловодов работа. Просматриваешь рамки с пчёлами, качаешь мёд… В «паузах» – медовуха. Ловля жуков…
Пасечник рассказывает, что видел тут недавно другого жука. Голубого короеда! Длиной чуть меньше спичечной коробку и воот такие усы...
Стефи аж подпрыгнул.
 – Дас ист розалия!..
Ещё одна великая редкость и мечта колеоптеролога. Жук цвета утренней лазури… Шедевр!
А вдруг он ещё здесь… Немец начинает осматривать территорию пасеки. Отдирает сухую кору от деревьев, бьёт по веткам... Присоединяюсь к нему, в надежде отыскать живой клад. Над нами зависают пчелы…
Уговариваю Стефи оставить поиски и идти дальше.


– Я хочу (ударение на первом слоге) голубой жюк! – говорит слегка захмелевший Стефи хозяевам следующей пасеки. Они глубокомысленно молчат, глядя на розовый зонт…
Не встретить бы лесорубов. Мой приятель ловил однажды жуков на пустой лесосеке, и вдруг приехали её работники. В его руках сачок и банка… У них – бензопилы.
 – Ты что тут делаешь? – спросили они его строго.
 – Ловлю жуков…
 – И сколько тебе лет?..
На следующей поляне нам показывает два гвоздя, в 7 см друг от друга, которыми был прибит всего неделю назад огромный жук.
Каллипогон!
Съеден птицами... Пчеловоды яро борются с «вредителями леса». Жуков топчут и прибивают гвоздями к деревьям. Вот кто может подорвать численность их редких видов! А вовсе не коллекционеры, как считают многие…
Поляны кончились. И пасеки. А вскоре и дорога. Мы углубляемся, по тропинке, в лиановый, поросший папоротником лес.
Вдруг слышу бормотание ушедшего немного вперёд Стефи.
 – О, ноу! Дас ист…
В его руке розалия!! Он изумлён, он хлопает глазами и смотрит на трофей как будто это «глюк».
Увидел голубое пятно на кустарнике. Подумал, ягода. Присмотрелся. А это…!
Поздравляю сияющего коллекционера.
Вот оно, счастье… День удался!


Немцы хотят сэкономить, отпускают «на волю» водителя тура, и обратно к Сергею мы едем на электричке. Далее 7 километров пешком...
Поздний вечер. Тёмный посёлок. Стефи достаёт фонарь... Кари медлит. И пишет мне на листке из блокнота: «Taxi!»
Педантичный народ, эти немцы. Я бы и не догадался. Такси! Вечером в таёжном посёлке... Гм. И всего-то два часа ходу. У немцев мощные фонари… Бегающих по дороге ночных жуков могли половить попутно. Перевожу им…
Найн! Мрачно вертит головой Кари. И показывает мне карту… распространения в Приморье амурского тигра. Одна точка показана возле этого посёлка…
Понятно. Ну, вы, блин… Карта же интерактивная! Её надо обновлять каждый день. У тигра 200 квадратных километров кормового участка! Ну, вы…
Рассказываю о тигриных повадках.
Кари хмур. Опять показывает мне листок: «Taxi!»
Ладно, иду искать. Стучусь в ближайший дом и спрашиваю у хозяина, где можно здесь найти какие-нибудь колеса для подвоза туристов «на гору».
Хозяин пьян изрядно.
 – Авто нет. Сходи к соседу. Вон туда… А что вы не пешком?
 – Да-а…
Топаем в соседний дом. Хозяин трезвый. Вот только машина его в ремонте...
Смотрит на нас задорно.
 – Я на эту гору за шишкой бегом гонял, а вам пешком трудно…
Стесняюсь ему рассказать про тигрофобию Кари. Возвращаемся на улицу…
Стефи тоже угнетённый. Блин, отчаянные, суровые немцы – что с вами стало в постиндустриальной Европе?!


Пешком! Я трогаюсь по дороге в сторону дома… Немцы пару секунд стоят растерянно, но идут вслед за мной. Включают мощные фонари.
Плюс мой налобный... Который... не работает. Сдохли батарейки!
А немцы начинают ускоряться. Обгоняют гида… Эй, подождите! Стремительным шагом они удаляются по дороге к бунгало…
И надо мной смыкается тьма.
7 км на слепую... Вспоминаю вдруг про тигриную карту. Одна точка здесь. 200 километров участка – не так уж много…
 – Кари! Кар...!!! – долетает дальнее эхо. Один съеден? Или второй потерял фонарь?..
Или то... ворон. Кар, карр... Ночью ворон?? Мной всё больше начинает овладевать страх.
Щупаю дорогу ногами. Вскоре она чуть проявляется, освещаемая узким серпом луны и звёздами.
Ах, как роскошно здесь, вдали от городской «подсветки», ночное небо! Умытый Млечный путь и светлые разводы галактик... И где-то в этой бездне – одинокий путник. Куда бредёт? Зачем?
Страх тает. Я вдыхаю запахи ночи, определяя по ним, что вокруг. Здесь вот поляна, с ароматным разнотравьем, а тут нектар из крон цветущих лип... Тихо-то так. Тепло.
Хорошо!
Так и дошёл я, наслаждаясь природой и ночью, до дома. Всё уже спят... Немцы в наличии. И здорово, что «сдох» фонарь!


А утром гостеприимный Сергей предложил им... фройляйн. Должны приехать из Владивостока бизнес-леди. На джипе. Попариться в сауне. Попить вина. Попеть…
Немцы напряглись. Уж сколько видел я иностранных туристов, а всё одно и то же! Бабы – ноу! Только жуки. Или бабочки. Лишь украинцы показывали как-то студенткам стрекоз...
И фройляйн – прибыли. Ах, что за авто! Сверкающий «Прадо», как НЛО на фоне древних лип. И какая блондинка с места водителя… Хотя, если честно, в городе не обратил бы внимания. Две жгучие брюнетки...
Нет, я организатор тура, я на работе и должен рубить для сауны дрова. Немцы, вжав плечи, молча удаляются мимо фройляйн в лес.
 – Серёженка!
Блондинка звонко чмокает его в лысину… Он цветёт, как жасмин.
Вот женщины в русских селеньях! Просты и непосредственны. Хорошо зарабатывают, ездят на «Прадо», отдыхают в Париже и на Бали, а потом прибывают в лесную избу у чёрта на куличках…
Наверное, это круто.
Сергей усаживает дам за уличный стол и приносит гитару. Бардовские песни. Красивый голос. У слушательниц блестят глаза…
У меня растёт горка дров.
 – А! Я поймала жука! Немцы... Где немцы?
Трясутся деревья и кусты… У коллекционеров сегодня энергетический взрыв, в заготовке трофеев.


Вот и настал последний день тура. Сотни жуков в морилках, стоптанные берцы и разбитые вдрызг зонты... Довольные немцы. С тем же водителем мы едем в аэропорт.
Задаёт мне вопросы…
 – Скажи, Юра, а сколько на свете таких... неформалов? Кто собирает козявок.
 – Много. Я думаю, тысяч тридцать. А может и пятьдесят...
 – Угу. И какой в этом кайф?
 – Ну, как сказать... Это сродни кладоискательству. Находишь жука. На булавочку... Хранишь в коробке, любуешься всю жизнь.
Лицо водителя как-то добреет. Он вспоминает, что когда-то тоже ловил... В далёком детстве. Держал в коробочках бронзовок и жуков-оленей.
 – И знаешь, кого встретил однажды?
Рассказывает про каллипогона.
И тут я теряюсь во времени... И будто начинается новый энтомологический тур.
Каллипогон... Удары топора... Гламурный зонтик... Медовуха... Фройляйн…
А может, это один бесконечный... Тур под названием… Я не могу найти его.
 – Приехали!..
Мне надо вести немцев на регистрацию.


2007 г., с правкой в 2012 г.

--------------------------------------------------------------------------
<< Назад в рассказы
<< На главную